Шалкова Елена (elenaark) wrote in ru_book,
Шалкова Елена
elenaark
ru_book

Лидер помета

Началась украденная у бывших семей совместная жизнь.Эйфория романтических отношений и оправдание себя в том, что прежние отношения были разрушительны для всех, не могли заглушить чувство вины за боль, причиненную близким людям. Он оставил больную жену и двух сыновей, младшего из которых, отстающего в развитии и любимого,  уговорил жену родить в скрепление затрещавшего после его очередной измены брака. Ее дети остались с ней. Но это и то, что в браке Она не чувствовала себя женщиной из-за серьезных проблем сексуального характера, не могло успокоить ее совести, которая долгие годы вытаскивала со дна души одни и те же воспоминания. В них Она была палачом, а муж, доведенный до отчаяния, потерявший все и вынужденный с нуля начинать жизнь, – благородной жертвой.
В новую жизнь надо было перейти по Чертову мосту: Ему привязаться к чужим детям, Ее детям – к заменителю папы, Ей – все это обеспечить и не умереть от рефлексий.
Неожиданно появилась спасительная мысль завести собаку.
С собаками у Нее связаны были только негативные переживания. В детстве она, вместе с испуганной ребятней, строившей в неположенном месте шалаш, убегала от собаки, выпущенной сторожем НИИ. Как всегда, в минуты опасности, ее ноги остановились от страха. Собака, уже достигшая пяток, сама от испуга отскочила назад. Но страх остался на всю жизнь.
В прошлой жизни Она бегала по утрам с сыновьями на стадион по живописной местности частной застройки.  На людей и собак наводил ужас огромный бездомный пес, который из-за своих размеров не мог найти себе сексуальную партнершу. Долгое время удавалось окольными путями добегать до стадиона без приключений. Но все-таки встречи с ним избежать не удалось. Однажды, увидев его издалека, спортсмены свернули в переулок. Но пес оказался хитрее, забежал с другого конца переулка, со стороны пруда, поставил передние лапы сыну на плечи и справил свои сексуальные потребности. Сын повел себя правильно, стоял неподвижно. Она позвала рыбаков, которые отогнали пса. Ее всю трясло от отвращения. Пришлось с работы звонить в службу по отлову агрессивных собак.
Позже в этой живописной местности Он, уйдя из семьи, снимал часть дома. Каждое утро Она в спортивном костюме, когда Он еще спал, а дети еще не вставали, бежала домой, чтобы успеть приготовить им завтрак. Собаки, казалось, ждали этого момента и со всех окрестностей  сбегались, чтобы напомнить Ей, как она их боится. Ложь, в которой она жила, эти собаки и обида на Него за то, что он спал, а не провожал ее, дегтем заполняли ту самую бочку еще не собранного меда.
Клин клином вышибают. Боязнь собак стала еще одним весомым доводом завести собаку.
Общая знакомая в нужный момент сообщила нужную информацию. Живет де старик с прострелянными на войне легкими, вдовец, а у его собаки Найды, породы сеттер, как раз появились щенки, которых старик отдает в «хорошие руки» за символическую плату.
Жилище старика представляло собой жалкое зрелище: шкаф, стол, стул и кровать со свернутым матрацем, голо, грязно и неубрано. В миске – налитый жалостливыми соседями суп для Найды. Под кроватью копошились оставшиеся щенки: три – с отвисшими ушами, явно породы сеттер, а один – гораздо крупнее, другой масти и с маленькими ушами. Старик покашлял своими прострелянными легкими и сказал;
- Берите этого, не пожалеете.
- А почему он совсем другой?
- Это лидер помета, самый крепкий, самый здоровый.
Несколько лет спустя, покупая мебельную стенку, она услышала от дилера:
- Берите, не задумывайтесь. Это элитная продукция.
Когда стенка, сделанная из дешевого ДСП, стала скрипеть и разваливаться, Она со смехом вспоминала ее элитное происхождение и сопоставляла с аналогичным происхождением «лидера помета».
В дороге  Они придумали для пса кличку Дик. В дальнейшем эта кличка себя полностью оправдала.

Через несколько дней ночью из коридора раздался бас: «Гав»! Будто это не щенок залаял, а осипший цепной пес. Дик стал всеобщим любимцем, стянув на себя разрозненные, гулявшие в опасных дебрях чувства еще не состоявшегося семейства.
Рос он быстро, и все с нетерпением ждали, когда же начнет проявляться сеттер, выискивали почему-то породистые пятна, потом стали по компьютеру сличать с другими породами собак. Уши, хоть и были отвисшими, но на длину сеттериных не тянули. Прохожие со знанием дела говорили своим детям: «Это щенок овчарки, подрастет – у него ушки встанут». Но ушки не встали, а вот хвост всегда стоял, словно перо в прическе великосветской дамы пушкинских времен. Как могли у собаки появиться щенки разных пород, наверное, знают специалисты. Их же щенок оказался «дворянской» породы.
Свой свободолюбивый недружелюбный нрав Дик стал проявлять, как только подрос. Чужих он не признавал. Да и собакам мало симпатизировал, не желая общаться на равных. Выгуливать его было в тягость, по крайней мере, Ей. Он так тянул поводок, что справиться с этим, несмотря на строгий ошейник, могли только мужчины. Ее сыновья зимой использовали эту тягу, привязывая к поводку санки.
Поначалу безумная любовь к хозяевам перекрывала все издержки натуры беспородного «лидера помета». Когда Она с детьми приехала с моря, радости Дика не было предела. Он полчаса прыгал на нее, кружил в восторге вокруг ее ног и своей оси.  Все купались во всеобщей любви. Новый брак складывался удачно. Но потом…
Потом начались перестроечные трудности. Он сделал ящик для муки, напоминавший половину гроба (впоследствии, когда там уже хранилась обувь, так и говорили: «Ищи в гробу»). Она пекла пироги. Лишних денег совсем не было. И мяса у Дика тоже не было. На оставшемся от людской пищи жире ему заваривали овсянку. Поиски удовлетворения насущных плотских потребностей занимали все время. А душа требовала полета.
В это время Ее подруга рассказала о своем брате, который после окончания Физтеха оказался в экспедиции, где пришел к Богу. Подруга подарила привезенное из заграницы Евангелие. Открыла она его в гостиничном номере во время турпоездки по Литве, когда группа уехала на экскурсию в Паневежис. Что-то необъяснимое происходило в ней, как будто приоткрылась дверь в доселе неведомый мир, на душе были мир и тишина. Закрыла она его вечером, прочитав до конца и твердо решив креститься.
Крестились в ноябре-декабре всей семьей. Она шила мужу и детям крестильные рубашки. Глядя на мужа в сшитой распашонке, долго ни к месту смеялась: всю жизнь была очень смешлива. В январе повенчались. Потом совершилось первое чудо, которых в ее жизни было несколько. Бог, после совершенных Ею убийств-абортов и последовавшего долгого периода бесплодия, дал ей шанс искупить смертный грех. В первую же брачную ночь после венчания был зачат третий сын, поздний ребенок, которого она родила в сорок один год.
Весь период беременности Она провела на даче с Диком: взяла отпуска, накопившиеся за период обучения в аспирантуре. Каждый день  ходила с ним в лес за ягодой: сначала за земляникой, потом за малиной и черникой. Возвращалась из леса бегом: Дик тянул, почуяв дом с едой, - а у нее большой уже живот, да на шее висит пять килограммов ягод. При всех ее духовных исканиях она была твердо стоящей на ногах женщиной-хозяйкой, делала запасы на зиму и рассчитывала на плохие времена, экономила, иногда делала мужскую работу.
После рождения сына началась вторая волна трудностей. Целых девять месяцев она спала три-четыре часа в сутки из-за застоя молока. Приходилось постоянно держать на груди компресс с мазью Вишневского, смывая ее только на время кормления, а затем несколько часов сцеживать молоко через одно, проколотое иголкой в соске, отверстие. Руки были в корках и очень чесались, поэтому и потому, что мазь от экземы содержала деготь, их приходилось перевязывать. Чисто «английский пациент».
Когда старшие дети присматривали за братом, Она бежала в магазин отоваривать талоны. С тяжелыми сумками ползла на третий этаж и думала, скорее бы их скинуть и полежать минутку.  В дверях - встречающий ее Дик, прыгает, радуется. А у нее, кроме злости, никаких чувств. Сколько грубостей тогда обрушивалось на ни в чем не повинную собаку!  Понимание пришло потом, когда появилось время задуматься, но Дик уже не бежал ее встречать, а равнодушно смотрел, даже не виляя хвостом.
А тогда Ей казалось, что она семижильная, что Он ничего не предпринимает, ведет себя безответственно. Она не понимала, что все люди разные, что с такой, как она, любому захочется спрятаться в норку. Сколько было высказано лишнего, потому что внутри все кипело, потому что бывший муж со своей заботой и гиперответственностью выгодно отличался от Него, потому что Она хотела соединить несоединимое, чтобы у медали была только одна сторона. Любить Его и не уважать было невыносимо. Ей бы по-женски с кем-нибудь поделиться, чисто психологически «выпустить пар», но боялась услышать: «Сама виновата, тебя предупреждали». Родные и знакомые слышали от нее в адрес мужа только лестные высказывания, и до сих пор Он не сходит с воздвигнутого Ею пъедестала. Она и сама теперь считает его самым лучшим, а во всех конфликтах винит себя.
 Постепенно пришло понимание, что без веры ей не прожить. Батюшка на исповеди сказал:
- Но к Богу-то пришла ты, благодаря Ему. Возрастайте духовно вместе, прощайте, не осуждайте. Семья – малая церковь.
Но еще было рано, еще не запало глубоко, многолетние привычки тянули назад.
А Он, со своими достоинствами и недостатками, вечный мечтатель, привыкший решать проблемы во взаимоотношениях путем смены партнерши, и тут направил свой нос по тому же ветру в сторону «дурной бесконечности» по выражению Г. Гачева.
Сначала это была Его сотрудница. Но дело далеко не зашло, потому что Она правильно себя повела. На занятиях по теме «Счастье и смысл жизни» Она говорила своим ученикам:
- Все в семье зависит от женщины. Запойте нужную вам мелодию, и муж ее продолжит, взаимообогощайтесь и дополняйте друг друга.
Если бы она тогда знала о формуле Бахтина «созидательное удвоение бытия» из его труда «Поэтика Достоевского», она бы добавила:
- Прежде, чем что-то сказать или сделать, подумайте, созидательно это или разрушительно.
Она поработала над собой, и даже это малое усилие дало всходы. Он стал встречать Ее с Диком с работы, они сидели на лавочке по пути домой и рассказывали друг другу новости. А Она думала про себя: как просто сдирижировать отношения.
Но неукрепившиеся в вере люди отличаются непостоянством. Вот и Ее жизнь состояла из порывов. Как будто о Ней сказал отец Сергий Мечев: «Иногда с Вас можно писать икону, а иногда бульварный роман», хотя направление своего развития Она уже не теряла и не меняла. Поэтому, когда Она задним числом узнала, что Он ищет новую подругу для понимания и называет в послании к ней бывший брак раем в сравнении с теперешним, почва ушла у нее из-под ног, она впала в депрессию и оказалась в «психушке». До сих пор заноза сидит в ее сердце и периодически напоминает о себе, когда Он знакомым пересказывает выводы некоторых своих друзей о том, что первый брак всегда выигрывает по сравнению с последующими.
Доказывать человеку, что любой брак надо возделывать и за вложенные труды и самопожертвования пожинать плод под названием «не-разлей-вода», не имеет смысла, если даже в зрелом возрасте он этого не понимает.
Не сложилось ли у читателя впечатления, что дело идет к благостному концу? А самое-то страшное впереди.
Первый раз Дик укусил сеседскую по даче девочку. Сыновья шли с ним в лес, а девочка неожиданно игриво перебежала им дорогу, хотя знала, что Дик – собака, опасная для общения. Кроме девочки, пострадала Ее мама, которую две бабушки девочки, придя на сатисфакцию, буквально поколотили, как будто это она покусала их внучку.
Ближайшие соседи сразу возвели забор между участками.  Дик иногда срывался с привязи. Тогда все бросали свои дела и ловили свободолюбивую собаку.  По диагонали находился незастроенный участок, принадлежавший татарской семье. Хозяева приезжали редко. Однажды Ее мама закричала:
- Дик к татарам побежал!
Дика отловили, а потом Она долго смеялась, представив как у татар разведены костры, стоят кибитки, а Дик рванул на запах варившегося в котлах мяса.
С этим татарским участком связан еще один смешной случай. Когда участок перешел к другим татарам, первое, что они построили, был хозблок. Хозяин с другом решили отметить это событие, но не заметили, как поднялся ветер и крышу хозблока унесло. Поняли они это только тогда, когда пошел дождь. На следующий день Она работала на грядках, приходят двое мужчин и говорят:
- Разрешите познакомиться: мы – ваши новые соседи. К вам наша крыша не залетала?
И рассказали, как все было. Крышу нашли через один участок. Смеялись долго и столько, сколько раз пересказывали эту историю.
Второй раз Дик укусил Ромку, друга сыновей. Пришел разъяренный дедушка Ромки, председатель дачного кооператива и потребовал усыпить Дика, иначе решением правления все равно его усыпят.
Но Она поступила по-другому. Посоветовавшись со своим отцом – другие члены семьи отсутствовали – она позвонила в кинологическую службу при милиции. Приехал кинолог, попросил показать собаку. Она приоткрыла дверь, и Дик стал рваться и лаять, продемонстрировав все свои бойцовские качества. Кинолог сказал: «Подходит, помогите завести его в машину».
Она и ее отец молча выпили коньяку и заплакали. С мокрым лицом она пришла после обеда на работу. Начальник, узнав причину ее состояния, сказал: «Иди домой». Но в это время раздался звонок. Кинолог на другом конце провода сказал:
- Ваша собака перепрыгнула двухметровый каменный забор и убежала.
Она настригла волос, села на велосипед и поехала к кинологической службе, посыпая на дорогу волосы. Услышала нескончаемый лай собак. Увидела каменный забор и не поверила, что можно его перепрыгнуть.
Вернувшись домой, приоткрыла входную дверь и, не дождавшись Дика, легла спать. Но сна не было. Глубокой ночью раздался одиночный осиплый лай. Она выбежала в коридор. Пред ней предстало разрывающее сердце зрелище. Стоит Дик, с перебитыми лапами, весь в крови. Не глядя на предавшую его хозяйку,  он проковылял к миске с едой. Несколько дней Она выносила его на руках по лестнице на улицу. Долго сам он к ней не подходил.
Когда в кооперативе узнали историю избавления от Дика, вопрос об усыплении был снят. Дику дали еще один шанс. Держался он долго, пока с ним не стал гулять Ее младший сын. Однажды в дождь сын пошел выгуливать Дика на заброшенную территорию бывшего детского сада, никак не ожидая, что там же «выгуливает» деда его подружка. Она стала очередной жертвой «лидера помета».
Мало того, что каждый раз приходилось ездить с Диком в ветеринарную лечебницу для исключения бешенства, еще и отношения с родителями покушенных детей были окончательно испорчены.
Очень сильно покусал Дик Ее сестру, которая приезжала на семейные праздники раз в сто лет и не считалась Диком своей. Не предупредив семейство о своем приезде, сестра горько за это поплатилась и много лет жаловалась на последствия укуса.
Последней каплей стал случай с пассией Ее отца.

После смерти мамы в отце открылись скрытые многолетним пребыванием в партии романтические склонности к ухаживаниям. Полгода как похоронили маму, а к нему стала захаживать врач-пенсионерка из соседнего дачного кооператива, у которой муж и дочь погибли в автомобильной катастрофе. Подвыпив, он брал ее руку в свою и говорил:
- И эти руки работают лопатой? Дочка, посмотри, какие у нее голубые глаза, прямо как у нашей мамы!
Дочери, т.е. Ей, смотреть на это было неприятно. Она нутром чувствовала, что с этой дамой вползает зло.
Как-то дама решила в очередной раз навестить отца. Сын, увидев ее у калитки, стал заводитть Дика домой. Но дама не стала пережидать и решительно пошла к дому, думая – как потом объясняла, - что ее все собаки любят, и она их не боится. Дик вырвался  и сильно ее покусал в нескольких местах. Долго не могли остановить кровь. Раны не заживали. Отец купил ей лекарства и новые тренировочные брюки взамен испорченных.
Когда ей стало немного лучше, она сказала дочери:
- Я могла бы подать в суд на возмещение морального и материального ущерба. Но из-за уважения к Вашему отцу, предлагаю Дика усыпить. Я дам Вам пачку атенолола, и у него просто во время сна остановится сердце.
Когда Дик залез вечером в конуру, Он дал ему начиненный таблетками творог.  Дик уснул. В два часа ночи Он сказал Ей:
- Иди спи: я посижу.
Под утро они услышали лай проснувшегося Дика. Смерть не наступила, а наступили мучения собаки и смотревших на эти мучения хозяев. Дика шатало, он не мог спускаться и подниматься по лестнице крыльца: задние ноги вообще не двигались. И тогда Он совершил самый мужской в своей жизни поступок. Она только видела, как Он взял лопату  и пошел с Диком в лес. Вернулся мрачный и сказал:
- Ни о чем не спрашивай. Собак у нас больше не будет.
Над могилкой Дика Он зачем-то поставил крест. Так окончилась несчастная жизнь «лидера помета». Даме и родственникам сказали, что Дик умер во сне.
Вскоре дама вышла замуж за другого вдовца-дачника.
     Она все думала, а можно было бы поступить иначе. Вспоминала  жизнь Дика. Кормили его плохо, не ухаживали, как это делают добросовестные хозяева. Не занимались с кинологом, как того требовала дикая натура Дика. К ветеринарам водили только, чтобы получать справки об отсутствии бешенства. В ушах у него завелся клещ, а Они думали, что это грязь, и Дик перестал слышать. Из-за Их нерадивости собака стала обузой. И то, что Дик долго прожил, не Их заслуга, а его «пометного лидерства». Надо называть вещи своими именами. Вместо ответной любви и заботы - безолаберное, равнодушное, а порой и жестокое, отношение к тому, кого Они приручили, полная безответственность за собачью жизнь.
На исповеди батюшка сказал:
- Это, матушка, все Ваши эмоции. Думайте лучше о том, как Вы к людям относитесь.
       Да в том-то и дело, что к людям – очевидно, так же.

Все это было давно. Она хотела взять в питомнике больную никому не нужную собаку, но боялась причинить Ему боль: одному Богу известно, что он тогда пережил.
Он увез с дачи домой приблудившегося котенка, и долгое время Она звала кота собакой: «Собаку кормили?», «Не видели собаку?», «Купи собаке корм» и т.п.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment